Воскресенье, Апрель 3rd, 2011

Учиться, учиться и учиться…

Она. Мне не надо. Не надо к врачу. Врач пришла, говорит: сама еще ребенок, тебе бы в куклы играть. А у меня молоко течет. Почему мне ребенка не показывают? Потому что ребенок ослабленный, больной. Так я в кружку тогда сцежу, а вы ей дайте там, и она поправится быстрее. Чем ее там кормят второй день? — Нельзя. У всех в палате наоборот – дети есть, а молока нету. А я сижу одна, без ребенка, вся подушка в молоке. Всем детей приносят, а мне – нет. Я тогда в коридор уходила. В окно смотреть. Девчонки из класса под окно пришли. В бантах, в белых фартуках. Последний звонок у них. Смеются, кричат, руками показывают что-то. Не слышно ничего. Окно заклеено. Дуры! Дуры! Дуры с бантами! Я им вот так вот показываю (крутит пальцем у виска) и вот так вот (стучит по лбу) , что они дуры все! А они, дуры, мне то же самое. И смеются. Мол, это ты дура! Ты! Сама! Кто же еще. Взрослой стать захотела. Замуж раньше всех захотела. Да на хрен ты кому сдалась! Есть у него уже и жена, и ребенок, ты-то ему зачем? Дура! Живот круглый вот так показывают – мол, забеременела, фиг знает от кого. Дура! Ляльку вот так показывают (показывает, как качают младенцев). Где твоя лялька? Родить-то как следует не смогла – дура! У нас выпускной будет! Платья красивые! А ты стой в своей засраной ночнушке липкой, в молоке по колено. Смеются, хохочут, пиво пьют. Нам можно – а тебе нельзя! Мы будем пиво пить и веселиться, а ты жри свое взрослое дерьмо. Ты же этого хотела. Приятного аппетита! Где твоя лялька? Ну, где твоя лялька? Покажи ляльку! Нету. Умерла.

ПАУЗА.
Он. Умерла?
Она. Да. Нет. Не знаю. Говорят. Так сказали. Я не видела.
Он. Где это было? В нашем городе?
Она. Нет. В Москве.
Он. А когда? Давно?
Она. Сто лет назад. В позапрошлой жизни.
Он. В Москве, говоришь… Разве такое бывает?
Она. Всякое бывает. Был такой случай, в роддоме одновременно родили две женщины. У одной, у богатой, ребенок мертвый родился, а ее муж врачам заплатил, чтобы те забрали ребенка у бедной. В общем, подменили. Чтоб та, богатая, не расстраивалась, потому что у нее с сердцем плохо было и ей больше уже нельзя рожать. А у бедной итак было трое уже, и ей показали того, мертвого, и сказали, что это ее. А ее настоящего ребенка, живого и здорового, отдали богатым. Вот такой случай. Правда. В газете было.
Он. Да? Значит, надо искать. Мы ее найдем. Я тебя нашел и ее найду, значит. Ты номер роддома помнишь?
Она. А потом?
Он. Что потом?
Она. Ну, допустим, найдем. И что делать? Потом?
Он. Сначала найти надо. Может быть, за границу ее усыновили. Удочерили, то есть…
Она. Нет, что потом?
Он. Заживем. Воспитывать будем. У тебя появится смысл в жизни. Ты перестанешь школьницей прикидываться. Мы действительно поженимся. Потому что девочке нужен будет отец. Я буду о вас заботиться. Буду вас любить. И, наверное, через какое-то время, ты меня снова полюбишь.
Она. Наверное… (смотрит на него, плачет, молчит).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Категория: Творчество