Воскресенье, Апрель 3rd, 2011

Слетай со мной до той звезды.

Виктор Николаевич: Если бы я встретился с любимой женщиной после долгой разлуки, мне бы не хватило и целой ночи, чтобы наговориться с ней, а ваш любимый уже спит. Вы не находите это странным?
Лариса: Если честно, мне многое в нем показалось странным. Я даже в некотором замешательстве. Именно поэтому я хотела бы сейчас побыть одна, чтобы как следует осмыслить все, что произошло сегодня вечером.
Виктор Николаевич: Не хочу показаться навязчивым, но я здесь именно для того, чтобы развеять ваше замешательство.
Лариса: Ах, да! Я вспомнила, вы – великий провидец, вы способы смотреть на десять шагов вперед. Только меня сейчас будущее не интересует. Я целиком и полностью погружена в свое прошлое. Не думаю, что вы сумеете разглядеть в нем что-нибудь более менее отчетливое.
Виктор Николаевич: Это не сложно, когда являешься частью этого прошлого.
Лариса: Что вы хотите этим сказать? Мы, что, с вами когда-то уже встречались?
Виктор Николаевич: Встречались.
Лариса: Почему же вы до сих пор молчали? Интересно, где мы с вами могли встречаться. Я вас совершенно не помню.
Виктор Николаевич: Двадцать лет прошло. Вы меня совсем забыли.
Лариса: Двадцать лет? Но ведь именно двадцать лет назад я познакомилась с Арсением. Я это время отчетливо помню. Но вас что-то никак не припоминаю. Странно. У меня отличная память на людей.
Виктор Николаевич: Я вам тогда сказал, что вы похожи на сон, легкий и невесомый, который растает уже на утро. А вы мне ответили …
Лариса: Я ответила, что … этот сон никогда не растает и, если вы захотите, он будет сниться вам каждую ночь… Только эти слова я говорила не вам, а Арсению. Откуда вы узнали об этом разговоре?
Виктор Николаевич: Двадцать лет назад я называл себя Арсением Вербицким. И этот разговор происходил между нами.
Лариса: Вы шутите!
Виктор Николаевич: Разве я похож на человека, способного шутить такими вещами?
Лариса: Вы? Не похожи, но я вам все равно не верю. Арсений поэт, а в вас нет ни грамма поэтического. Вы прагматик до мозга костей.
Виктор Николаевич: Этот я сейчас такой. А раньше я думал, что романтикам и поэтам принадлежит весь мир. Мне нравилось отрываться от земли и воспарять с помощью рифм в заоблачные высоты. Я возомнил, что с этой высоты смогу ворваться в души людей и изменить их к лучшему. Я призывал их в своих стихах

Ударь, как колокол в набат,
Скрути веревки в плеть тугую,
Ворвись метелью в снегопад,
Устрой там хаос, праздник, бурю.

Пусть в этой пляске бытия,
Ликуя счастьем в ночь глухую,
Родится новая звезда,
На нежном облаке танцуя.
Я мечтал зажигать звезды в душах людей. Но это оказалось никому не нужно. Люди хотят сытой и красивой жизни. И в этой жизни нет места поэзии. Кому она сейчас нужна? Времена Пушкина и Лермонтова давно прошли.
Лариса: Она всегда была нужна мне.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Категория: Творчество