Воскресенье, Апрель 3rd, 2011

Слетай со мной до той звезды.

Рудольф: Твоя правда была похожа на жестокость.
Лариса: Это не моя правда, а твоя слабость. Слабые люди правду так и воспринимают, не как честность, а как жестокость.
Рудольф: Да, я слаб, И ты всегда это знала. Но никогда не принимала в расчет. То, чем ты жила, было для тебя всего важней. Даже если это раздавливало меня.
Лариса: А ты бы хотел, чтобы мы оба были такими же слабыми, распускали нюни при первой же неприятности. Но именно так ты и поступал. Бежал ко мне, как побитая собачонка, и просил выручить тебя из беды, решить твою проблему.
Рудольф: А ты всякий раз отказывала.
Лариса: Но ведь это были твои проблемы, почему же решать их должна была я.
Рудольф: А разве муж и жена не для того и существуют, чтобы друг другу помогать.
Лариса: Ты правильно сказал: помогать, но не решать за тебя твои проблемы. Тебе было легче отступить, чем преодолеть препятствие. И в этом я тебе была не помощник. Уж извини.
Рудольф: Я тебя очень любил.
Лариса: Я знаю. И я тебя любила. Но невозможно жить чистой любовью, она должна ежедневно чем-то подкрепляться, всякий раз доказывать право на существование. А ты промотал наше чувство, как наследство игрок в казино.
Рудольф: А тот твой, доказывал, что он стоит того, чтобы его любили?
Лариса: Доказывал. Твой талант хирел, а его рос и развивался.
Рудольф: Как все же жаль, что я так глупо слетел с крюка. Все бы для меня уже кончилось. А теперь вот живи. Что я должен по-твоему делать?
Лариса: Не знаю, Рудольф. А впрочем… Ты же начал писать портрет этой девушки. Закончи его. Ведь, насколько я знаю, за последнее время ты не закончил ни одной работы.
Рудольф: Мне все они не нравились.
Лариса: А, по-моему, это отговорка, у тебя просто не хватало терпения. Ну, преодолей себя хоть раз. И еще перестань пить.
Рудольф: А что тогда делать? Выпьешь и сразу легче.
Лариса: Иногда надо, чтобы сначала стало тяжелей. Извини, Рудольф, но больше пока я тебе ничем не могу помочь. До тех пор, пока ты не захочешь помочь себе сам. У тебя будут какие-нибудь просьбы.
Рудольф: Позови Люси, я продолжу работу над портретом.
Лариса: От повешения к работе – это уже большой прогресс. Люси я тебе сейчас пришлю. А пока соберись с силами. Вспомни, какие огромные надежды ты подавал.
Лариса целует Рудольфа и выходит.

Сцена 12.

Евгений Васильевич и Лариса.

Евгений Васильевич: Ну, как там твой первый супруг? Решил немного переждать с переселением на тот свет?
Лариса: Мне что-то не совсем нравится твой тон. Что-то случилось?
Евгений Васильевич: Как сказать.
Лариса: Ну, уж изволь сказать как-нибудь.
Евгений Васильевич: Я бы с удовольствием, да только я в некотором затруднении.
Лариса: И в чем твое затруднение, дорогой?
Евгений Васильевич: Из твоих многочисленных мужей я самый покладистый. Разве не так?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Категория: Творчество