Воскресенье, Апрель 3rd, 2011

Слетай со мной до той звезды.

Игорь Владимирович: По-моему, у него нет никаких повреждений. Он просто в обмороке. Сейчас придет в себя. Ничего наш Рудольф не может сделать толком, даже покончить с собой. А ведь казалось так просто, вон какой хороший крюк в номере, как будто специально для этих нужд. И веревку, молодец, нашел прочную. Скорей всего плохо ее закрепил. Надо было узел затягивать потуже, а он просто набросил. Спросил бы меня, я бы ему посодействовал.
Лариса: Что ты говоришь, неужели тебе не стыдно. Лучше приведи его в сознание.
Игорь Владимирович: Люси, в гостинице есть нашатырь?
Люси: У нас все есть!
Игорь Владимирович: Какая замечательная гостиница. И крюки есть для повешения и нашатырь есть, чтобы затем после повешения людей приводить в сознание. Давай неси.
Люси выбегает.
Лариса: Как ты думаешь, почему он это сделал?
Игорь Владимирович: Точно не знаю, но вряд ли для того, чтобы покончить с собой.
Лариса: Тогда зачем?
Игорь Владимирович: Я так думаю, чтобы привлечь твое внимание. Другого способа это сделать, у него нет. И, как видишь, добился своего. Ты стоишь рядом ним и с жалостью на него смотришь. Может, тебя даже совесть мучит. Так что его расчет оправдался. Я даже его зауважал, как он все точно рассчитал.
Лариса: Ты стал законченным циником.
Игорь Владимирович: Законченным циником стать невозможно, всегда есть куда еще развиваться. К тому же я говорю то, что есть. Не я же довел его до этого состояния, он сам сделал себя таким. Вот теперь и пытается как-то выкрутиться. Он, поди, тоже не прочь снова набиться к тебе в мужья. Да понимает, что шансов нет.
Лариса: И поэтому решил повеситься.
Игорь Владимирович: Не повеситься, а разыграть сцену повешения. Хотя кто его знает.
Вбегает Люси:
Люси: Я принесла нашатырь. Так жалко его, он такой добрый. И портрет мой начал писать. Обещал, что это будет его лучшее произведение, и я прославлюсь, как Мона Лиза.
Игорь Владимирович: Ладно, попробую оживить этого Леонардо. (Подносит ватку со спиртом к его носу).
Рудольф: Я где?
Игорь Владимирович: На том свете, а я Господь Бог. Вы куда, сын мой хотите, в ад или в рай?
Лариса: Прекрати, Игорь. И вообще, вам всем лучше уйти. Я хочу побыть с ним наедине.
Игорь Владимирович: Раз ты просишь, мы, конечно, уйдем, но не затягивай эту душераздирающую сцену.
Лариса: Я сама знаю, что мне делать. Ты слишком много даешь советов. А это первый признак невостребованности.
Игорь Владимирович: Чтобы не нарваться на какое-нибудь еще обвинение, мы покидаем это скорбное место. Пойдемте, Мона Лиза.
Они уходят. Лариса садится на кровать к Рудольфу.
Лариса: Как ты себя чувствуешь?
Рудольф: Голова болит. Я, кажется, ударился.
Лариса: Хорошо, что болит. Вот если бы не болела, было бы совсем плохо.
Рудольф: Нет, было бы лучше. Намного лучше.
Лариса: Зачем ты это сделал? Да еще здесь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Категория: Творчество