Воскресенье, Апрель 3rd, 2011

Слетай со мной до той звезды.

Виктор Николаевич: Очень просто. В глубине души каждый человек знает себе настоящую цену. Ему хорошо известно является ли он тем или нет, кем хотят его видеть окружающие.
Лариса: Но ведь со стороны виднее, разве вы не знаете этого?
Виктор Николаевич: Может и виднее, если человек, которого вы оцениваете естественен. Но люди часто одевают маски, чтобы казаться лучше. Правда потом им приходится расплачиваться за эту минутную слабость. Но уже поздно. Окружающие уже не хотят иметь дела с ними настоящими. Им подавай маску. Вот тут-то и начинаются драмы.
Лариса: Драмы? Вы слишком сгущаете краски. Может это единственная возможность для такого человека стать лучше. А может ему его маска нравится, и он не собирается с ней расставаться.
Виктор Николаевич: К сожалению, у каждого человека есть свой потолок, выше которого не перепрыгнешь. А маска – всего лишь остается маской и рано или поздно ее приходится снимать. И в этот момент человек очень остро чувствует свое несоответствие ей. Ведь все вокруг в недоумении – куда подевался такой приятный во всех отношениях человек? Поверьте, это состояние вовсе не радостное, а мучительное.
Лариса: Вы говорите об этом так, как будто знаете, что испытывает такой человек.
Виктор Николаевич: Ну, это совсем не трудно представить. Ведь в более менее сходную ситуацию раз или больше попадал любой из нас.
Лариса: Ошибаетесь. Я никогда не оказывалась в подобных состояниях.
Виктор Николаевич: Вам остается только позавидовать.
Лариса: Не только мне, но и многим другим.
Виктор Николаевич: Я бы не сказал этого о ребенке, которому мать желает лучшей доли, чем своя. Она ведь спит и видит его преуспевающим и знаменитым. А завышенные ожидания этой родительницы переходят в завышенные требования и в конечном итоге отравляют такому ребенку все детство. А он всего навсего хочет бегать по крышам и лазать через заборы с такими же, как он сорванцами. Вы думаете на свете мало таких детей?
Лариса: А вы знаете, я ведь тоже в детстве хотела бегать по улицам с утра до ночи со своими подружками. Но вместо этого моя мать заставляла меня часами просиживать за пианино. В будущем она меня видела не меньше, чем великой пианисткой. А как я ненавидела эти бесконечные гаммы.
Виктор Николаевич: Значит, вы все-таки были в ситуации завышенных ожиданий, а вы утверждали обратное.
Лариса (растеряно): Действительно была. Странно, что я никогда не замечала этого.
Виктор Николаевич: Интуитивно вы чувствовали это. Иначе вы бы играли свои гаммы не с ненавистью, а с великим наслаждением.
Лариса: Да я просто не хотела становиться пианисткой. В то время я хотела быть обыкновенной учительницей.
Виктор Николаевич: А ваш кумир? Может, он тоже не хотел быть великим в ваших глазах. Может, он хотел быть обыкновенным мужчиной.
Лариса: Арсений? Нет, он бы никогда не довольствовался ролью серой обыденности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Категория: Творчество