Воскресенье, Апрель 3rd, 2011

Слетай со мной до той звезды.

Виктор Николаевич: А ты попробуй представить себя на его месте.
Люси: Легко. Если бы меня так любил какой-нибудь мужчина, я бы только и делала, что сидела на троне и повелевала, как царица, а он бы ползал у моих ног и исполнял все мои желания. Только я бы заставила себя осыпать не стихами, а бриллиантами. Они, ведь, как известно, лучшие друзья девушки. Особенно такой, как я.
Виктор Николаевич: Как у тебя все легко. Сиди на троне и повелевай. А ведь такому высокому месту надо соответствовать. Я не думаю, что этот поэт был эдаким богом. Скорее всего, Лариса Витальевна придумала его таким. А он на самом деле может быть обыкновенный мужчина, со многими, как и у всех недостатками. Кто знает, может для него соответствовать такому высокому идеалу, было не радостью, а постоянной мукой.
Появляется Лариса, она слышит последние слова Виктора Николаевича.
Лариса: Вот чего не ожидала от такого почтенного господина, как вы, Виктор Николаевич, так это того, что вы будете перемывать мне косточки, как последняя сплетница. Да еще с кем! С прислугой!
Люси: Подумаешь, я могу и уйти. Мне этот разговор вовсе неинтересен.
Уходит.

Сцена 8.

Лариса и Виктор Николаевич.

Виктор Николаевич: Лариса Витальевна, извините меня за такое недостойное поведение. Это все Люси, болтает всякий вздор. Мне не следовало поддерживать этот разговор. Я действительно вел себя, как последняя сплетница.
Лариса: Зачем вы рассказали Люси о моей истории? Ей совсем не обязательно было об этом знать.
Виктор Николаевич: Дело в том, что я ничего ей не рассказывал.
Лариса: Что вы говорите. Сорока на хвосте ей, что ли принесла весточку обо мне.
Виктор Николаевич: Насколько я понял, роль этой сороки досталась Рудольфу Альфредовичу. И он, похоже, блестяще с ней справился.
Лариса: Ах, вот оно что. Ну, Рудольф, не ожидала такого от него. А вы тоже хороши. Зачем вы поддерживаете эти разговоры?
Виктор Николаевич: Мне очень, очень жаль, что я огорчил вас.
Лариса: Вы огорчили меня не тем, что сплетничали обо мне. Хотя и этим тоже. Но больше всего меня огорчили ваши высказывания. Вы взялись судить о человеке, которого совсем не знаете. Он вовсе не обыкновенный мужчина, как вы изволили заметить. Он гений.
Виктор Николаевич: Не буду спорить, не знаю. Но даже гении всего- навсего люди, с присущими, как и всем недостатками. Вспомните Достоевского, одержимого страстью к игре. А Мусоргский, он поклонялся не только Музе, но и Бахусу. А Чайковский, а Есенин, да мало ли найдется еще примеров.
Лариса: Если человек захочет осквернить совершенство, он всегда найдет достаточно примеров, чтобы сделать это.
Виктор Николаевич: Вы заблуждаетесь, Лариса Витальевна, я вовсе не осквернитель святынь, если она действительно свята. Но я уже достаточно пожил на этом свете и видел, как люди часто возводят на пьедесталы тех, кто вовсе не желает этого.
Лариса: Как это не желает?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Категория: Творчество