Воскресенье, Апрель 3rd, 2011

Слетай со мной до той звезды.

Люси: Вовсе он не лжет. Он на самом деле без ума от меня, раз хочет со мной летать между звезд. Вот.
Виктор Николаевич: Может он и хочет летать, не буду спорить. Но только поспешу тебя разочаровать, дорогая Люси. Эти стихи написаны вовсе не Рудольфом Альфредовичем, и вовсе не для тебя, а для Ларисы Витальевны.
Люси: А вы откуда знаете?
Виктор Николаевич: Знаю, но я в отличии от Рудольфа Альфредовича, чужих тайн не разбалтываю.
Люси (со вздохом): Я тоже знаю, что эти стихи посвящены не мне и мне от этого очень грустно.
Виктор Николаевич: Если ты все знала, зачем же ты тогда мне соврала?
Люси: Это не вранье. Это просто фантазия, мечта. Мне ведь никто и никогда не посвящал стихов. Почему одним все – и стихи, и любовь и восхищение мужчин, а другим ничего.
Виктор Николаевич: Значит они достойны этого, значит они чем-то лучше других.
Люси: Чем же эта Лариса Витальевна лучше меня? Да она всю жизнь вела себя, как последняя дура. Мне Рудольф Альфредович все про нее рассказал.
Виктор Николаевич: Лариса Витальевна производит впечатление умной интеллигентной женщины. Меньше всего она похожа на дуру.
Люси: Да вы просто ничего не знаете. Представляете, она всем своим мужьям всю жизнь рога наставляла и вовсе не скрывала этого. Ну, разве она не дура после этого? Надо было делать все шито-крыто, чтоб комар носа не подточил, а она резала всем правду матку прямо в глаза. Какой же мужик выдержит такого нахальства. Вот они и бежали от нее, как от зачумленной все по очереди. И этому, последнему ее муженьку, видно, не долго уже осталось.
Виктор Николаевич: Мы не знаем, что за причина в таком ее поведении, поэтому не можем осуждать ее. Может быть, ее мужья были таковы, что толкали ее в объятия другого мужчины.
Люси: Нет, причина была совсем не в мужьях, они любили ее. А вот эта дамочка не отвечала им взаимностью. Она, видите ли сохла по другому, какому-то там поэту. И всем своим мужья она без стыда и совести прямо так и говорила. Представляете? Вот стерва.
Виктор Николаевич: А что тебя так возмущает Люси, ведь сколько людей, столько и мнений, столько и различных жизненных позиций. Поэтому нам порой не просто понять, что движет другими людьми, что определяет их поступки.
Люси: Да, понять эту Ларису Витальевну мне действительно трудно, а также всех ее мужей. Почему никто из них ни разу так и не набил морду этому поэту. Да он просто везунчик, этот стихоплет, если до сих пор избежал разборок с законными мужьями своей любовницы.
Виктор Николаевич: Не торопись, Люси, завидовать везению этого поэта. Его может быть пожалеть надо, а не завидовать.
Люси: Вот те раз, за что же его жалеть? За то, что его всю жизнь любит красивая женщина, забывая при этом всех своих мужей?
Виктор Николаевич: Да, за это. Потому что, сдается мне, что в этой любви слишком мало земного. Лариса Витальевна того поэта не просто любила, она его обожествляла.
Люси: Тогда тем более не понимаю, почему за такую любовь надо человека жалеть.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Категория: Творчество