Суббота, Февраль 5th, 2011

ПРЕЗИДЕНТ ДЛЯ РОССИИ

ЛЕВЫКИН (машинально ощупывает карманы). С собой. (ИЗМАЙЛОВУ.) А почему со мной кончено? Я не понимаю…
БЕСТУЖИЙ (порывисто). Яков Самуилович, родной!.. (Обнимает ЛЕВЫКИНА.) Не кончено! Наоборот!
ЛЕВЫКИН. Мы ждём в буфете… Артисты сидят голодные… А тут… Что тут у вас происходит?
ИЗМАЙЛОВ. Дайте! (Берёт из Машиных рук воду, предназначенную для ЛЕВЫКИНА, пьёт.)
БЕСТУЖИЙ (ВИТЕ и клавдию). Господа, это маленькое недоразумение! Георгий Константинович просто мило шутит. Острит!
ЛЕВЫКИН. Разве такими вещами острят — отменить чтения?! Нет уж, извините… Я требую объяснений. Причём — немедленно! Я прошу! Настаиваю!
МАША. Только, ради Бога, не волнуйтесь! (Успокоительно.) Таблетки при вас, значит, всё будет в порядке.
ЛЕВЫКИН (машинально). Вы гарантируете?
БЕСТУЖИЙ. Стопроцентно! Вы всех нас переживёте!
ЛЕВЫКИН. Хотелось бы! В том смысле, что хотелось бы получить объяснения.
ИЗМАЙЛОВ. Возьмите! (Возвращает МАШЕ стакан, обращается к ЛЕВЫКИНУ.) Требуете объяснений? Хорошо. Вы их получите!
МАША (умоляюще). Георгий Константинович!..
ИЗМАЙЛОВ. Я уже давно должен был положить конец, но (разводит руками)… Вы — не наш автор, Яков Самуилович!
ЛЕВЫКИН. Не ваш? А чей же?!
ИЗМАЙЛОВ. Откровенно говоря, не знаю!
ЛЕВЫКИН. Не знаете? Вы — не знаете?! Вы?!
ИЗМАЙЛОВ. Не знаю!
ЛЕВЫКИН. Вы не знаете, чей я автор! О, мой бог! (ВСЕМ.) Когда-то я принёс этому человеку славу! С моей пьесы его заметили! (ИЗМАЙЛОВУ.) Вы блеснули! Хотя это была далеко не лучшая моя пьеса, созданная в глухие и застойные времена беспощадной совдеповской цензуры. Теперь же, когда я раскрепощён и абсолютно свободен, вы говорите, что я не ваш автор?
БЕСТУЖИЙ. Наш! Наш! Гений вы наш неиссякаемый! Благодетель!
ЛЕВЫКИН. Я, конечно, не гений, не льстите, не надо, но, в отличие от некоторых, пока ещё творю, можно даже сказать, ещё дерзаю! (ИЗМАЙЛОВУ.) Тогда как некоторые, — и это не только моё мнение, — остановились, выдохлись, иссякли!
МАША. К Георгию Константиновичу это не относится! У него как раз появилось свежее решение «Дяди Вани»!
БЕСТУЖИЙ. Как? Ещё одно?!
ИЗМАЙЛОВ. Никогда не поощряйте бездарность! Рано или поздно она вам отомстит — опустит до своего уровня. (ЛЕВЫКИНУ.) Не надо лишних слов, Яков Самуилович. Прощайте!
БЕСТУЖИЙ. Но пассаран, ай сори! Нихт прощайте! (ИЗМАЙЛОВУ.) Нон! Артисты сидаум плиз в буфете! Голодные!
ЛЕВЫКИН. Да разве это кого-то волнует? (Возлагает на плечо БЕСТУЖЕМУ руку.) Не переживайте, мой друг. Я накормлю голодных. (ИЗМАЙЛОВУ.) Я! Не вы! И не прощайте! Отнюдь! Это не только ваш театр, не только!

Уходит, грозя пальцем.

КЛАВДИЙ (МАШЕ, не отрываясь от ноутбука). У вас всегда так весело?
МАША. А вам весело?
КЛАВДИЙ (набирает что-то на клавиатуре). Да! Мне весело и хорошо. (Смеётся.) Как в театре!
БЕСТУЖИЙ. Кому-то в театре, может, и весело, но голодным артистам, которые сидят в буфете!..
ИЗМАЙЛОВ. Хватит, чёрт подери! Мария Львовна, распорядитесь, чтобы всех артистов немедленно гнали вон!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Категория: Творчество