Суббота, Февраль 5th, 2011

ПРЕЗИДЕНТ ДЛЯ РОССИИ

МАША (принимая театральную позу). «Вы хотите овладеть мною? Я знаю это, я читаю это по вашим нарочито суженным глазкам, которыми вы, словно остреньким буравчиками, просверливаете мои самые потаённые девичьи места, выискивая среди них самое слабое моё место». (Своим голосом.) Это невозможно! (Театрально.) «Знайте же, что таких слабых мест у меня нет и быть не может. Вы только напрасно расточаете свой пылкий жар. Лучше бы употребили его на благое деяние, нужное нашей многострадальной России, как (заглядывает в бумагу) глоток свежего морозного воздуха выздоравливающему больному». (Своим голосом.) А это не вредно — морозный воздух больному? (Театральным.) «Знайте же, мною овладеет лишь тот, кто принесёт на алтарь Отечества свою жизнь в жертву!»
ИЗМАЙЛОВ. Как же он овладеет, если принесёт свою жизнь в жертву?
МАША. Георгий Константинович! Вы вернулись!
ИЗМАЙЛОВ. Что за чушь собачью вы тут бубните?
МАША. Это роль Марьяны из пьесы «Наш президент».
ИЗМАЙЛОВ. Учите, в надежде что кто-нибудь заболеет?
МАША. Вы будете смеяться, но это произошло. У основной Марьяны — острый приступ хронического аппендицита. А кроме меня, никто этой роли не знает!
ИЗМАЙЛОВ. Значит, надо заменить спектакль.
МАША. Увы! Это невозможно. Его будут транслировать по всем каналам.

Вбегает взволнованный ЛЕВЫКИН.

ЛЕВЫКИН. И без рекламных пауз! Георгий Константинович, я не здороваюсь, потому что, к сожалению, не могу вам уделить и минутки внимания. Но всё равно вас видеть. В театре столпотворение! Весь бомонд у нас! Весь истеблишмент! И надо всех встретить, обласкать, приветить! Машенька, вам пора в гримерную, дорогая!
МАША. Сейчас. Я так давно не видела Георгия Константиновича.
ЛЕВЫКИН. Он сам нас покинул! Мы не виноваты!
ИЗМАЙЛОВ. Вы не боитесь выпускать Марию Львовну на сцену?
ЛЕВЫКИН. А в чём дело? Мария Львовна прекрасно знает роль. Мы репетировали. Кроме того, я совершенно убеждён, что достоверней её никто не произнесёт отказ отщепенцу и ретрограду Измайловскому.
ИЗМАЙЛОВ. Измайловскому?
ЛЕВЫКИН. Только не воображайте, что это вам? У нас и без вас отщепенцев и ретроградов предостаточно? Марьяна, то есть Маша, разумеется, поторопитесь, поторопитесь! (Уходит.)
ИЗМАЙЛОВ. Прости меня, Маша.
МАША. За что? Георгий Константинович!
ИЗМАЙЛОВ. Ты могла бы играть великих героинь, а тебе досталась роль какой-то Марьяны, у которой нет и не может быть слабых мест.
МАША. Хотите, я никуда не пойду, хотите, мы уйдём отсюда вместе? Сейчас же! (Не дождавшись ответа.) Ну, захотите же, мёртвый вы человек! (Пугаясь.) Простите, меня, Георгий Константинович!
ИЗМАЙЛОВ. Ступай, Маша, ступай.
ЛЕВЫКИН (голос). Ну нельзя же так, Мария Львовна! Я же не выдержу. У меня же сердце. Раньше я переживал только как автор, а теперь ещё и как режиссёр. Это же тройная нагрузка!
МАША. Дождитесь меня! (Сталкивается с ЛЕВЫКИНЫМ.) А почему тройная, Яков Самуилович?
ЛЕВЫКИН. Как? А ответственность за Россию! Забыли?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Категория: Творчество