Суббота, Февраль 5th, 2011

ПРЕЗИДЕНТ ДЛЯ РОССИИ

ИЗМАЙЛОВ. Вон оно что!.. А вы лукавый человек, Клавдий… если не сказать хуже… Последняя воля… Решили поставить на него? (Показывает на БЕСТУЖЕГО.)
КЛАВДИЙ (уклончиво). Я поставил на харизму.
БЕСТУЖИЙ. Кстати, надо создать все необходимые условия для проведения действительно открытого конкурса. (ЛЕВЫКИНУ.) Обеспечьте, пожалуйста, полную прозрачность!
ЛЕВЫКИН. Слушаюсь!
БЕСТУЖИЙ. Если появится более достойный, я с радостью уступлю ему место. И второе: президент России не должен зависеть от чьего-либо денежного мешка. Даже от вполне дружеского. Это недопустимо. Поэтому мы создадим фонд «Наш президент» и при нём откроем народный акционерный банк, чтобы избиратели вкладывали деньги именно в своего президента. Выберут достойного, значит, их акции возрастут, ошибутся, стало быть, останутся ни с чем. Что скажете? По-моему, в этом простом механизме что-то имеется конструктивное.
ЛЕВЫКИН. Гениальный проект, гениальный! Народный акционерный банк! Голосуй рублём и сердцем! Гениально! Только неплохо бы вставить слово «инициативный» — наш народ это любит… Народный акционерный инициативный банк — замечательно, по-моему!
БЕСТУЖИЙ. Ну что ж, вроде бы, и действительно, неплохо…
ИЗМАЙЛОВ. Главное, аббревиатура подходящая.
ЛЕВЫКИН. Аббревиатура? (Проверяет.) НА, И… Бе. (Истошно.) Долой «инициативный», долой!
КЛАВДИЙ. А не жидо-масонские ли это происки, Яков Самуилович?
ЛЕВЫКИН. Клянусь! Синагогой, театром, чем угодно — нет!

ВСЕ, кроме ИЗМАЙЛОВА, смеются.

БЕСТУЖИЙ. Хороша клятва. (Серьёзно.) А скажите-ка прямо, Яков Самуилович: тяжело еврею в России?
ЛЫВЫКИН (засмущавшись). Не так чтоб уж очень… Терпимо!
КЛАВДИЙ. Поэтому и русским уже невтерпёж! (Обнимает испуганного ЛЕВЫКИНА.) Шутка, Яков Самуилович, шутка!
МАША. Только не слишком умная! Посмотрите, Яков Самуилович даже побледнел, бедненький.

Все обращаются к ЛЕВЫКИНУ. ИЗМАЙЛОВ тем временем уходит.

ЛЕВЫКИН. Так ведь, как говорится, в каждой шутке…
МАША. Может, валокординчик примите? Водички дать?
КЛАВДИЙ. Да не пичкайте вы Якова Самуиловича лекарствами! С ними он точно до наших выборов не дотянет.
БЕСТУЖИЙ. Полноте! Он ещё всех нас переживёт! Правда, Яков Самуилович?
ЛЕВЫКИН. Буду стараться… если позволите, конечно…
МАША. Ну а водички я вам всё же дам. Я сегодня «Ессентуки» купила. (Поворачивается.) А где Георгий Константинович? (Смотрит на КЛАВДИЯ.)
КЛАВДИЙ. Откуда же я знаю? Ушёл! Пока мы Яковым Самуиловичем занимались.
МАША. Георгий Константинович!..

Убегает.

ЛЕВЫКИН. Я не виноват… У меня правда… с сердцем (Достаёт таблетку, глотает как доказательство.)… мерцательная аритмия…
БЕСТУЖИЙ. Никто вас не винит. Ну а вообще-то, от еврейского вопроса нам не отмахнуться.
КЛАВДИЙ. Это уж точно! (ЛЕВЫКИНУ.) Ну, как вы? Ничего?
ЛЕВЫКИН. Ничего!

Входит МАША.

БЕСТУЖИЙ. Не догнали! По лицу вижу.
МАША. Догнала. (Начинает что-то бессмысленно перебирать на столе ИЗМАЙЛОВА.) Он больше не вернётся. (Садится, плачет.) Никогда.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Категория: Творчество