Суббота, Февраль 5th, 2011

ПРЕЗИДЕНТ ДЛЯ РОССИИ

ИЗМАЙЛОВ. Если бы вы только знали, какую невыносимую муру нам сейчас предстоит выдержать! Пьеса называется… Впрочем, чёрт с ним с названием! Прошлый раз оно было восхитительно чудесным, в него можно было влюбиться, с ним, как под луной, стоило бы жить долго и счастливо. Теперь меня тошнит от этого ни в чём неповинного слова. Такова сила искусства драматурга Левыкина. Он — мой личный и тяжкий грех. Когда-то сверху нам спустили его пьесу. На революционно-производственную тематику. Я же был романтический дурак и вложил душу. Спектакль получился, и с тех пор Левыкин считает меня своим режиссёром, а театр — родным. Каждый свой новый опус он торжественно несёт нам. По этому случаю в буфете выставляется угощение, и не мудрено, что среди актёров левыкинские чтения стали доброй традицией. Левыкин необычайно плодовит и беззастенчиво назойлив. Рано или поздно все его пьесы ставятся, а книги издаются. Он всюду вхож, у него влиятельные знакомства, обширные связи, и не далее как вчера он грозился привести в театр каких-то своих спонсоров. (Помолчав.) Мы живём не в лучшие времена, но, клянусь этими взывающими к ремонту стенами, облетевшей позолотой лож, голодными обмороками несчастных актёров, я никогда, никогда больше не буду ставить левыкинские пьесы! Сегодняшние демократические — тем более! Откуда являются ему эти сюжеты? Где он высматривает своих типов? Из каких источников черпает вдохновение? Я не ханжа, и за свои годы перевидал немало. Больше того, я служу театру и знаю, что грешен. Раскаянье моё ещё не наступило. Но людей, как в пьесах Левыкина, я никогда не встречал, желаний, как у них, ни разу не испытывал, похожих искусов не претерпевал. Подозреваю, что ничего похожего не переживал и сам Левыкин. В сущности, он милейший человек, у него тихая добрая жена, ухоженные воспитанные дети… Но когда я говорю ему: «Яша, почему вы не пишите о нормальных людях, сейчас это уже можно»? — он смотрит на меня взглядом затравленного диссидента.
К сожалению, я не понимаю его сегодняшнего, — так считает сам Левыкин. Бедолаге и в голову не приходит, что я не хочу, не желаю его понимать! Но сказать об этом я не могу. Мы ж — интеллигентные люди! И при всей нестыковке наших взглядов нам предписано идти на сближение друг с другом. Мы и идём. Семимильными шагами! Недавно один знакомый, которого все считают прогрессивным поэтом, подарил мне книжку своих, как он выразился, озорных стихов. Я имел глупость прочесть несколько строф, и теперь точно знаю, кто пишет на стенках в общественных туалетах. (Делает шаг вперёд.) Руки прочь от театра, говорю я вам, господа сортирные писаки! Руки прочь!
МАША (выходит из-за кулисы, изумлённо). Вы уже и разговаривать начали?!
ИЗМАЙЛОВ. Мария Львовна! Я смертельно устал от вашей докучной опёки. Хочу и разговариваю, понятно? Ну что вам ещё, что?
МАША (опустив голову). Там сейф привезли.
ИЗМАЙЛОВ. Какой сейф?
МАША (не поднимая головы, обиженно). Не знаю! Настоящий!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Категория: Творчество