Среда, Декабрь 21st, 2011

Осеннее обострение

же стиле. То есть, в том же его отсутствии. Три общих тетради по девяносто шесть
листов приволок. Там вся история семейства – начиная с раскулаченного деда,
репрессированного отца, потом всех сослали, жили в бараке, шесть человек в одной
комнате, включая парализованного деда и полусумасшедшую бабушку… А потом
начинается какое-то полное сумасшествие. Он там в последней тетрадке «письма к
дочери» наваял. Типа, я тебя кормил-поил, все условия тебе создал, а у тебя все друзья
– наркоманы, а подружки – проститутки. Приходят к нам в дом и съедают всю
деликатесную еду из моего холодильника. И – полный список адресов «друзей и
подружек» с подробным описанием всех их подозрительных действий.
Весельчак. Неистребим дух стукачества у нашего народа! Надо было эту
тетрадку «куда надо» переправить.
Марина. Нет, что меня больше всего поразило… Каждый, конечно, сходит с
ума по-своему и со своей интенсивностью. Тяжелое детство, деревянные игрушки,
прибитые к полу… Но ведь этот тип тридцать лет студентов учил!
Весельчак. Интересная у вас жизнь. И сама вы интересная. Может, как-нибудь
встретимся, поболтаем?
Марина. Ну вот, еще один. А зачем?
Весельчак. Чтобы пообщаться.
Марина. А зачем?
Весельчак. Чтобы мир развивался, надо, чтобы что-то двигалось. А для этого
надо, чтобы люди общались. А чтобы общаться, люди должны хоть изредка
встречаться. Тогда все будет двигаться. Ясно?
Марина. А почему?
Весельчак. Ну, например, по дороге. Знаете, для этого существуют машины.
Если вы очень заняты и вам некогда, мы можем договориться и я за вами куда-нибудь
заеду.
Марина. Зачем?
Весельчак. Чтобы куда-нибудь отвезти. А по пути пообщаться.
Марина. Но я не знаю, куда и когда мне будет надо.
Весельчак. Но ведь где-то когда-то вы точно бываете? Значит, можно там
встретиться и двигаться дальше.
Марина. Но куда?!
Весельчак. Понимаете, мадмуазель, машина так устроена, что колеса у нее
поворачиваются в разные стороны. Поэтому можно поехать в одно место, потом на
полдороге передумать, развернуться и поехать в обратную сторону.
Марина. Ладно, уломали. Заезжайте в понедельник, полшестого к Дому печати.
Весельчак. И как я к вам при встрече обращусь?
Марина. Ой… И правда. Меня Марина зовут.
Весельчак. А я Шура.
Марина. А на чем заедете? Я же должна как-то вашу машину опознать.
Весельчак. А вон, в окно выгляните. Там стоит такой – бежевый, грязный весь.
Марина (отодвигая штору и выглядывая в окно). Отсюда только
середку между колоннами видно. А кто это – не понятно.
Весельчак. Вообще-то, это «Форд».
Марина. Н-да.
Весельчак (тоже выглядывая в окно). О, мои друзья подошли. Ладно, до
понедельника?
Марина. До понедельника.

Весельчак уходит. Марина какое-то время сидит одна. Она сперва несколько
растеряна, не понимает, надо ли ей это все. Затем она вспоминает, очевидно,
какие-то эпизоды разговора, усмехается. На ее лице появляется загадочная,
несколько недобрая улыбка. Видно, что она что-то задумала.

Затемнение.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Категория: Творчество