Среда, Декабрь 21st, 2011

Осеннее обострение

переулке, и я тебе покажу, где цветы продают. Понял? А сейчас – проваливай.

Наливает себе водки, пьет. Игорь отряхивает колени, поправляет костюм,
тоже наливает себе, пьет. Стоят, смотрят друг на друга исподлобья, бычатся.

Шура. Ты что, не слышал, лох?
Игорь. Сам лох!
Шура. А за лоха сейчас ответишь.
Игорь. Сам ответишь. Ты не понимаешь ни фига, и не способен оценить… Тебе,
если что прекрасное попадет в руки, оно… она пропадет!
Шура. А у тебя – отравится.
Игорь. Лучше пусть отравится, чем будет терпеть… Чтоб синяков не было. А я –
цветы, и по улицам, и вечер, и фонари…
Шура. И мама, которая презервативы по ящикам ищет! И дверь не закрыть. Она
что, извращенка? Типа, секс втроем?
Игорь. При чем тут это?
Шура. Сам говорил, либо дверь не закрывать, либо будет аккомпанировать
кастрюлями.
Игорь. Ты готов изгадить все! В тебе нет ни капли чистого!
Шура. Моюсь я каждый день. А тебе пора смываться.
Игорь. Это тебе пора! Она будет со мной! Она заслужила, чтоб о ней заботились!
Шура. Я – муж, а не ты. Говнюк.
Игорь. Сам говнюк!

Вот-вот подерутся. Уже готовы кулаки, лица – озверевшие, глаза
непримиримые. Бармен изготовился разнимать, стоит у стойки, похожий на
судью на ринге, в позе «на старт, внимание…». Марина смотрит то на одного,
то на другого, поворачивает голову направо-налево, потом истерически визжит.
Оба замолкают, смотрят на нее. На мгновенье стихает гул голосов, только радио
негромко играет. Марина снова совершенно спокойна, будто и не было этого
дикого визга.

Марина. Сядьте. Оба.

Наливает три стакана.

Марина. Ну, пейте!

Садятся послушно, ничего не понимают, пьют. Игорь зажимает рот рукой,
сипит что-то, убегает.

Марина. Что за сцены ты устраиваешь? Хотя спасибо.
Шура (остывая, сильно  пьянеет). Всегда пожалуйста.
Марина (показывает на синяк, рваный пиджак). Во что ты опять
вляпался? Не можешь без приключений, да?
Шура (пьет водку прямо из горла). Ничего, все уже в полном порядке. В
полном-преполном. А дырку ты зашьешь. Правда ведь?
Марина. Что?
Шура (опускает голову, поддерживает ее руками). Мариш, Маришечка…
Пошли домой уже, а?
Марина. Куда?
Шура. Домой. Пора уже, правда ведь? Дома хорошо, спать сразу ляжем… Спать
хочу. А этот пусть перед кем-нибудь другим на коленках ползает. Ты ведь не любишь
его, правда? Ты ведь со мной?
Марина (в сторону). Ой-ей. Приплыли тапочки к дивану. (Шуре). Да-да, все
в порядке, все хорошо…
Шура. Правда, ты любишь только меня? Честно-честно, котенок мой? И с ним
все кончено? Он же мудак, барахло, с первого взгляда видно. Не надо с ним гулять,
мы с тобой будем… Прав он, не ценил я тебя, поэтому теперь дома пусто, тоскливо…
Сижу тут каждый вечер, пока не закроют, не хочу туда, потому что пусто и страшно.
Не выпьешь —  домой не пойдешь. И выпьешь – не дойдешь, потоне дойдешь,
потоолочь цепляться начинает, нельзя не ответить… И некому дома встретить,
улыбнуться, потом испугаться и пожалеть… Пойдем домой, а? Мне плохо без тебя,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Категория: Творчество