Среда, Декабрь 21st, 2011

Осеннее обострение

потом жизни не даст, припоминать будет каждый день: не уважаешь меня совсем, в
собственном доме от матери какие-то секреты, а я, да ради тебя, да жизнь положила, о
себе не думала… Или надуется и будет кастрюлями на кухне греметь. Громко так,
специально, чтобы слышали, чтобы стыдно стало. Да, дверь – это оскорбление. И ведь
все равно заглядывать станет. Интересно ей. Всегда так. В школе вот еще… У всех –
дни рождения, празднично, родители стол накроют и уйдут. Всем весело, как
взрослые… А она у меня – во главе стола, тоже хочет, с нами, со мной, с моими
друзьями… А скучно! Никто не любит, когда скучно. И тех не любят, с кем скучно.
Наверное, поэтому у меня и нет никого.
Шура. А у нее – есть?
Игорь. Тоже нет. Может поэтому… Я вот думал – почему ей все время надо в
мою жизнь лезть?
Шура. Своей нет, вот и пытается твою жить.
Игорь. Так теперь и моей нет. Все насмарку. Кто я?
Шура. Плакса ты, вот кто. Все пытаешься на кого-то свалить. То мать тебе не
такая, то девушка. Посмотри на себя, зануда. Нет, лучше не надо, стошнит еще.
Давай-ка вот так, навскидку поговорим. Я всю жизнь – сам по себе, Никогда ни на
кого не надеялся и не буду. Матери у меня, я считаю, и нет вовсе. То есть, она есть
где-то, конечно, но с тех пор, как я из дому вышел, был сильный мороз… Ты
понимаешь? Я сам за себя отвечаю, сам от себя завишу, потому мне и обвинять
некого. А ты – нудишь, нудишь, небо коптишь, жизнь всем отравляешь. А я тебе,
дорогой, вот что скажу… (перегибается через стол, берет Игоря за грудки,
приподнимает, как тряпичную куклу, придвинулся близко к лицу, шепчет жарко).
Если ты, чмо, Маринке будешь еще на нервы действовать, я тебя по стенке этого
самого бара размажу и скажу, что эта часть интерьера всегда тут была. Понял?

Отпускает Игоря, тот безвольно оседает на стуле, закрывает голову
руками, бормочет.

Игорь. Н-ну зачем так? Что  я тебе сделал? Я ведь ей ничего… Она сама говорит
– обострение… Замужем ведь. Так я и ничего. Это все потому что без кольца. Ей
кольцо носить надо. И курить меньше.
Шура. Тебя не спросили, минздрав предупреждающий.

Возвращается Марина, оживленная, щебечет.

Марина. Что это вы, мальчики, тут без меня – ссоритесь, что ли?
Шура. Нет, беседуем. По-мужски. Правда, Игореша?
Игорь. Да-да.

Бармен делает Шуре какие-то знаки, показывая на входную дверь. Шура
оборачивается, отодвигает штору, выглядывает в окно.

Шура. Прошу меня извинить, но я ненадолго удалюсь. С друзьями надо
побеседовать.

Уходит на улицу. Марина присаживается за столик, наливает себе.

Марина. О чем изволили повздорить?
Игорь. Мы не вздорили. Мы разговаривали. Хороший у вас муж, о вас заботится.
Марина. Правда? Класс. Думала, не доживу до такого, чтобы обо мне
позаботились. Обычно всем наоборот надо, все хотят, чтобы их обхаживали. А мне
надоело. Даже если и позаботятся один раз, будут требовать, чтоб расплачивалась до
конца жизни. За капельку заботы – всю себя вынь да положь. Ничего просто так не

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Категория: Творчество