Среда, Декабрь 21st, 2011

Осеннее обострение

Шура. Я хочу тебя поправить. Мне не нравится, что ты зажат. Я тебя от этого
избавлю. Ты ведешь себя так, словно ты мужик, а не мужчина. Короче, как мудак. Да
ты, наверное, даже и разницу не чуешь?
Игорь. Не очень.
Шура. Значит так. Знаешь, что такое «лицом к лицу»?
Игорь. Да.
Шура. А что такое «спиной к спине»?
Игорь. Знаю.
Шура. Так вот. Лицом к лицу мужики разбираются с женщинами. А потом за
нашей спиной они делят наших супруг. Понял?
Игорь. Понял.
Шура. Выпьем.

Чокаются, выпивают.

Шура. А мужчины – они встают спиной к спине, а потом разбираются с
женщинами лицом к лицу. В лучшем случае – с теми, которые есть. В худшем – с
теми, которых уже нет. Выпьем.

Чокаются, выпивают.  Шура – как воду, Игорь – явно с натугой.

Игорь (икает). Слишком много информации.
Шура. Меня не волнует информация, я чувствую эфир. Главное – чтобы ты
видел во мне человека, а не говно. Слушай меня, складывай и учись воспринимать
русский язык. Видит Бог, что ты – москаль-татарин, через тире, но я приведу тебя в
норму, и ты станешь человеком. Терпи, Игореша, терпи до конца, иначе просто
полетишь в тартарары, и там уже без огней и мечей не разберутся. Понял?
Игорь. Понял.
Шура. Выпьем.
Игорь. Можно, я пропущу?
Шура. Пропускать ты гол в ворота будешь, когда в футбол играть научишься. А
сейчас ты, дорогой, со мной чокнешься и выпьешь.

Чокаются, выпивают.

Игорь (совсем «плывет»). Кого-то ты мне напоминаешь…
Шура. Я – твой демон-хранитель и ангел-искуситель. Я на четверть цыган, и
этого достаточно.
Игорь. Говорят, цыгане хорошо предсказывают будущее?
Шура. Цыгане больше ничего не умеют. Они молятся на русских и на немцев, а
англичане им помогают.
Игорь. Тогда скажи мне, когда будет конец света.
Шура. Сегодня. Пей, и сам увидишь.
Игорь (икает). Начинаю замечать.
Шура. Ну вот. Ты же русский, кто, кроме тебя, меня поймет?
Игорь (стучит стаканом по столу). Да! Да! Да! Как я тебя понимаю, Шура! А
эти женщины – они ни черта не понимают.
Шура. Женщина – друг человека. И его мать.
Игорь (с силой опускает стакан на стол). Мать! Мать твою… мою…
Шура. Ты свою мать не трогай!
Игорь. А я ее и не трогаю. Я с ней живу. Никак не разойдемся, слиплись. Права
Марина, ох… Как это она так сразу? За юбку… А это и не я вовсе, а она. Говорю ей –
давай разменяемся? А она – ни в какую. Боится одна оставаться. Вот смотри – мне
сорок уже скоро, а я ни друзей домой не могу, ни девушку… Ей надо, чтобы при ней,
чтобы она участвовала. Будет ходить, чай предлагать, вопросы ненужные… Всех
заманает. Обожает у тех, кто приходит, все выспрашивать. Зачем ей это? Допросы
такие, да еще и людей, которых видит первый раз. Где работает, какая семья, да чем
мы вместе занимаемся? И почему к Игорешеньке так редко ходят гости? У него что,
друзей нет? Как же, такой ведь мальчик хороший, Игорешенька. Второй раз никто
приходить не хочет. А то ведь до нутра достанет. Если дверь закрыть – так обидится,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Категория: Творчество