Среда, Декабрь 21st, 2011

Осеннее обострение

Игорь. Кому?
Шура. Девушке.
Игорь. Вряд ли.
Шура. Что у нее из-за вас мог случиться нервный срыв?
Игорь. Нет… А почему вы…
Шура. Что она в порыве отчаяния могла пытаться покончить с собой?
Игорь. Как?
Марина (задумчиво). Отравиться, например.
Игорь. Если так… Если я виноват… Но я бы, наверное, узнал?
Марина. Откуда?
Игорь. Ее друзья…
Шура. Но ведь вы сами сказали, что они ее друзья.

Игорь сжимает голову руками, наклоняется низко к столу. Он в отчаянии.
Поднимает лицо с проблеском надежды.

Игорь. Не может быть, чтобы случилось, а никто не… Она бы позвонила.
Шура. Зачем? Сказать: дорогой, я из-за тебя кончаю с собой!? На это способен,
пожалуй, только ты. Или, знаешь, еще веселее. «Любимый, завтра мои похороны.
Люблю, целую, жду». Так?

Игорь уничтожен. Дрожащими руками берет стакан, пьет.  Долгая пауза.

Марина (с презрением). Да успокойтесь вы. Ну, сами подумайте – неужели
кто-то будет из-за вас – и травиться?
Игорь. А?
Марина. Не вижу причин для такого раздутого самомнения.
Игорь. Что вы меня оскорбляете?
Марина. Это не оскорбление, а констатация факта. Такое, как вы, по-моему,
недостойно шекспировских страстей.
Игорь (обиженно). Почему вы думаете, что я – не достоин? Очень даже
может быть. И травиться, и вешаться…
Марина. Да скорее вы отравитесь. А вот вешаться от вас начинаешь
действительно через пять минут разговора. Зануда. Знаю я таких. Сюси-муси, за юбку
цепляются до старости. Хотите, чтобы женщина, как мамочка за вами всю жизнь
ухаживала, обхаживала, на улицу только в магазин да на работу выходила. А
женщина – тоже человек, ей жить да жить, а не ваши «интересные истории» слушать.
Игорь. Но ведь есть…
Марина. Ага, которые жизнь ребеночку великовозрастному посвящают, а
потом под старость выползают на лавочку и с такими же клушами осуждают всех, кто
живет.
Шура. Так что же – совсем для себя жить?
Марина. Ну почему? Друг для друга – да, но не бросать же себя? Есть ведь и
свои интересы. Нужно развиваться, двигаться куда-нибудь, а не подчиняться
единственно инстинкту размножения.
Игорь. Разве так уж плохо – для других? Вот мама моя – только для меня.
Марина. Вот такие, как вы, так и получаются.
Игорь (обиженно). Какие?
Марина. Был у меня один такой… У него мамина забота простиралась вплоть
до уборки в ящиках стола. Он презервативы из этого ящика использовать опасался,
знал, что она их пересчитывает. Самостоятельность свою доказывал, кричал на нее не
по теме, на ночь не придет – она его по всем друзьям разыскивает, лба такого
здорового, валидол глотает. Он – гордый, типа вырос, независимый стал. А чуть что –
жаловаться к ней же и бежал. (Постепенно заводится). Она, конечно, рада –
полное доверие от сыночка, хорошо воспитала, жизнь не зря. А того, что он с ее
помощью не женится никогда, не понимает. Он и жену, соответственно, такую же
хочет. А две мамочки в пределах одной квартиры – слишком много. Территорию
никогда не поделят. Ни кухню, ни его самого.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Категория: Творчество