Суббота, Февраль 5th, 2011

Балаган

Буржуева (сентиментально). Может и так. Бедный мальчик… У него, на самом деле, очень чистая душа. Это такая тонкая натура. Хоть и с придурью. Вот сегодня, например…
Уминиквов. Пришел — с криками, с шумом. Подавай, мол, Вована.
Буржуева. Да, да. Именно. Да и Володеньку жалко. Тоже ведь неплохой парень. Но иногда кривляется. Это может сделать его подлецом.
Уминиквов. Не дай Бог.
Пауза.
А вот на Кокеточкина я нарадоваться не могу. Он и поет, и на инструментах музыкальных играет, и чуть ли ни музыку сам сочиняет. Я уж точно не знаю, но вижу, что парень толковый и не без таланта. А аккуратный какой…
Буржуева. Да. Не понимаю, что в нем Гортензию, например, (снижая голос) не нравится. Все он над ним издевается.
Уминиквов. Это плохо. Студент Консерватории — чувствительная натура. Он обидеться может. А что Гортензий-то наш?..
Буржуева. Гадости всякие говорит.
Уминиквов. Ну это у детей в его возрасте бывает.
Буржуева. Оказывается, у нас в доме еще одна «девушка» появилась.
Уминиквов. Да-а?
Буржуева. Вернее, так Гортензий считает. Еще одна «Мадам». Даже не «мадемуазель». Это он так Мишеля называет.
Уминиквов. Что за чушь, вы меня простите?
Буржуева. Чушь-не чушь, а вот так вот мы людей обзываем. Всем уже клички придумали, на всех ярлыки навешали…
Уминиквов. Надо поговорить с ребенком.
Буржуева. Да что с ним говорить, когда он не слышит никого, кроме себя! Мы с отцом и так и этак пытались… А он — всё свое… Упрямец.
Уминиквов. Молодец какой! (смутившись) Ой, «че-то» не то сказал.

Явление 5

Топот в невидимом коридоре. Буржуева и Уминиквов вздрагивают. Уминиквов подпрыгивает на стуле. На сцену со свирепыми лицами стремительно вбегают Буржуев и Мещанков со стопкой потрепанных бумажек в руках. Пробегают мимо сидящих и открывают дверь Гортензия. Оба трясутся от негодования. Входят в комнату и быстро захлопывают за собой дверь.
Уминиквов. О-паньки.
Буржуева закрывает лицо руками.
За дверью слышатся разъяренные голоса. Но слов не разобрать из-за внезапно включившейся музыки в комнате Фрунзика. Это песня «Goodbye, my love, goodbye» в исполнении Демиса Русоса.
Музыка сливается с шумом цыган, появившихся на «улице». Они поют и танцуют.
Внезапный топот в комнате Гортензия. Через пару мгновений оттуда выходят Буржуев, Мещанков и Гортензий, которого подталкивают четыре руки с бумажками.
Буржуева (появившимся). Вы проверили электрощитовую?
Буржуев и Мещанков (одновременно и резко). Проверили!
Музыка в комнате Фрунзика стихает и, наконец, отключается. Цыгане шумят сильнее, поют громче, пляшут – экспрессивнее. Гортензий смеется.
Уминиквов. Гортензий Куртилевич… ну, – что еще Вы натворили? И это мой лучший ученик! Все ведущие детские партии на сцене театра Немировича-Данченко.
Буржуев. Адреналин у него!
Уминиквов. Допинг? (смеется)
Буржуева. Шопинг?
Буржуев (показывает Буржуевой и Уминиквову бумажки). Тратит бумагу и время на такое!
Гортензий. Я – борец за правду!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Категория: Творчество