Среда, Декабрь 21st, 2011

Апология чуда

Толпа собирается вокруг Милордова. Вот-вот схватят!

МИЛОРДОВ. Стойте! Не надо проруби, я откроюсь.
— Пусть говорит. Только сперва клятву с него стребуем. За каждое слово распишись!
МИЛОРДОВ. Готов перед каждым слово держать, что не обману. Я сюда за тем и явился, чтобы покаяться перед всеми и правду открыть!
— Ты кто такой?
МИЛОРДОВ. Милордов. Так меня называла Государыня Императрица, так и приклеилось ко мне – без чина и звания, только фамилия. Хотите знать, почто яму Гришке копаю и за дела казню? Так блудодей он и взяточник, первый во всей империи пьяница! Пользовался он свободой, данной ему Их Величествами, себе во благо, а не за народ стоял! И свободу эту обманом он получал!
— Откуда тебе про то известно?
МИЛОРДОВ. Мне-то? Так я сам его из конокрадов в святые выводил! Мне ли не помнить, каков Гришка на деле был! Как чужими руками жар загребал, как мы для него мосты в царскую опочивальню наводили, как святость его показную нужным людям доказывали – про всё знаю!.. Можете мне не верить, только я, друг Милордов, — причина Гришкиного величия, корень его славы и несчастий глубоких… (Становится на колени.) Каюсь перед вами, православные, каюсь!.. Осудите меня – судите, только решайте сами…
— Бог тебя осудит, когда будет знать за что… Говори!
МИЛОРДОВ. После первой встречи с Григорием я подумал: « Страшный ты мужик! Внутри тебя дьявол со святым борется, и то один побеждает, то другой! Избави Бог меня с тобой связаться!» Но волей судьбы наши дороги пересеклись… Как я теперь кляну себя за ту обязанность, которую по невольности принял!..
Полное затемнение.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
ПЕРСОНАЖИ.
Милордов, он же Купец                         Головина
Распутин                                                  Феофан
Илиодор                                                   Фёдоров
Аликс (Александра Фёдоровна)            Юсупов
Алексей                                                    Гермоген
Вырубова                                                 Митя
Никола                                                     Родионов
Наталья                                                    Гусева Хиония, она же Нищенка
Прасковья                                                Народ
Игнатьева

ИСХОД В СТОЛИЦУ.
Берег Туры. Ярко светит солнце. Парево такое, что вода в реке кипит. Трое мужиков в     исподних рубахах. Один сидит молча и, обливаясь потом, чистит от коры палку. Это     ГРИГОРИЙ (бородка пока коротковата, однако сложен хорошо, проявляет     настойчивость). Двое других выходят из спасительной воды и блаженно располагаются     подле. Это МИЛОРДОВ (ещё трудно различить в нём, беззаботном, того хитреца и мздоимца, каким станет он после) и  блаженный НИКОЛА. В другой стороне, ими не замеченные, стирают бельё две бабы – НАТАЛЬЯ с ПРАСКОВЬЕЙ — да о своём болтают.

НАТАЛЬЯ. Правда, что ли, Прасковья, святым сделался твой Григорий?
ПРАСКОВЬЯ. Не ведаю про то. Вы более меня знаете.

Продолжают стирать.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Категория: Творчество