Суббота, Февраль 5th, 2011

АМАДЕЙ

Звучит торжественная музыка. ИМПЕРАТОР продолжает сидеть, но остальные четверо мужчин – ШТРЕК, ВАН СВИТЕН, РОЗЕНБЕРГ и СВЯЩЕННИК – выходят на основную сцену и важно шествуют вдоль нее, а затем к своим прежним местам. СВЯЩЕННИК, ТЕРЕЗА и КАТАРИНА уходят.

Мы служили малоприметным людям – толстозадым банкирам, заурядным священнослужителям, бесталанным военачальникам и государственным деятелям – и увековечивали их тупость. Мы окрашивали их дни струнной музыкой divisi11, заполняли их ночи музыкой chitarrone12. Создавали пышные процессии для их важной поступи, серенады для прикрытия их похоти. Звенящими рожками знаменовали охотничьи праздники. Громом барабанов прославляли их воинские доблести! Фанфары возвещали их рождение. Стенание тромбонов – их похороны! Когда они умирали, аромат прожитых ими дней сохранялся лишь потому, что были Мы, и наша музыку еще долго хранила о них память, когда уже никто не помнил об их политических доктринах.

ИМПЕРАТОР передает свиток ШТРЕКУ и уходит. На малой сцене остаются похожие на три иконы – полный и надменный ОРСИНИ-РОЗЕНБЕРГ, шестидесяти лет, чопорный и благородный ФОН ШТРЕК, пятидесяти пяти лет, и пятидесятилетний ВАН СВИТЕН, ОБРАЗОВАННЫЙ И СЕРЬЕЗНЫЙ. Освещение сцены несколько уменьшается.

Вот и скажите мне, прежде чем вы осмелитесь называть нас лакеями, кто же кому служил? И кто теперь, хотел бы я знать, в ваше время, сможет обессмертить вас?

ВЕНТИЧЕЛЛИ, появившиеся из-за кулис с разных сторон, быстро устремляются на авансцену. Они теперь тоже молоды, в париках и одеты по моде конца восемнадцатого столетия. Их манера стала еще более конфиденциальной.

Первый (обращается к Сальери). Сударь!
Второй (обращается к Сальери). Сударь!
Первый. Сударь! Сударь!
Второй. Сударь! Сударь! Сударь!

САЛЬЕРИ жестом просит их подождать.

Сальери. Я стал самым преуспевающим молодым маэстро в городе музыкантов. И вдруг, без всякого предупреждения…

ВЕНТИЧЕЛЛИ нетерпеливо подходят с обеих сторон.

Первый. Моцарт!
Второй. Моцарт!
Первый и Второй. Приехал Моцарт!

Сальери. Это мои вентичелли. Мои «маленькие ветерки», как я их называю. (Дает каждому по монете из своего кармана.) Секрет успеха, если живешь в большом городе, состоит в том, что бы всегда знать, что твориться у тебя за спиной.

Первый. Он покинул Зальцбург.
Второй. Собирается давать концерты.

Сальери. Я, конечно, знал о нем давно. Молва о его виртуозности обошла всю Европу.

Первый. Говорят, первую симфонию он сочинил пяти лет от роду.
Второй. Я слышал, что первое Кончерто, — когда ему было только четыре.
Первый. А первую оперу – в четырнадцать лет.
Второй. «Митридат, царь Понта» называлась.

Сальери (обращается к ним). Сколько же ему лет сейчас?

Второй. Двадцать пять.

Сальери (вкрадчиво). И как долго он здесь пробудет?

Первый. Он не собирается уезжать.
Второй. Он приехал насовсем.

ВЕНТИЧЕЛЛИ исчезают.

4. Шёнбрунский дворец.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

Категория: Творчество