Суббота, Февраль 18th, 2012

Александр Крастошевский «Сезон цветения кактусов»

ИРИНА. (Тане) Ты понимаешь, он, может быть, делает это несознательно… но своим равнодушным поведением наплевательским, хамством своим, понимаешь? Ведь можно не обязательно человека добить – взять его и топором разрубить… или застрелить из пистолета… но вот таким поведением наплевательским, понимаешь, можно человека доконать буквально… и это не случайность! Это не случайность, это каждый раз одна и та же история, каждый раз… да меня возмущает даже не это – меня возмущает отношение его! Ну скажи – зачем мне это надо?
ТАНЯ. (пожимает плечами) Не знаю, мама.
ИРИНА. В году двенадцать месяцев, и каждый месяц… и в месяце два раза зарплата – и каждый раз я так буду биться?! На сколько меня хватит, а? Вот сейчас аж в глазах помутнело всё…
ТАНЯ. (спокойно) Да потому что не надо себя так изводить.
ИРИНА. (роняет себя на краешек стула) Я сначала ему сто раз спокойно сказала, вчера ещё, а он: мол, не ходи по кругу! Вот это вот отношение вот это… а у него, между прочим, на работе есть сотрудница…
ТАНЯ. (устало) Перестань… (Садится рядом)
ИРИНА. …которая всё время о нём заботится, которая ему кусок хлеба даёт, когда он голодный… и что – он позвонил, поздравил эту сотрудницу с праздником? Заодно б и про зарплату спросил… и не подумал! Я всё время как-то стараюсь проявить какую-то заботу – ну так и ты прояви же… нет! Ну сказал бы, что да, мол, я звонил, поздравил сотрудницу с днём рождения и заодно спросил про зарплату – и сказали, что сегодня зарплаты не будет…
ТАНЯ. Меня изнасиловали.
ИРИНА. (поворачивается к ней) Что-о?!
ФЕДОР. Да-а… дожили… (Переворачивает газетный лист)
ИРИНА. Ты… ты где была вообще?
ТАНЯ. Ты знаешь прекрасно.
ФЕДОР. А всё там же – у учительницы своей.
ИРИНА. Почему ты там торчишь всё время?
ТАНЯ. Мы занимаемся.
ИРИНА. Занимаетесь? (Вскакивает) Я знаю, чем вы там занимаетесь! Двойки свои передом отрабатываешь?
ТАНЯ. Мама…
Ирина подлетает к мужу и пытается отобрать у него газету.
Фёдор резко убирает газету в сторону, явно не желая с ней расставаться.
ИРИНА. (всплёскивает руками) Ну ты хоть ей скажи!
ФЕДОР. Что сказать-то? Допрыгалась… (Смотрит на Таню)
ТАНЯ. (насмешливо) Ух ты! Прорезался! Дядя Федя съел медведя!
ФЕДОР. (поднимается с места) Я, кажется, просил называть меня «папа»…
ТАНЯ. Ага! Сейчас! Не дождёшься!
ФЕДОР. Та-а-ак… (Подходит к Тане и отвешивает ей несильную, но звонкую оплеуху)
ИРИНА. (кричит на его) Ты что?! Что ты делаешь? (Пихает его изо всех сил, отчего отчим плюхается обратно на стул)
ТАНЯ. (иступлённо) Козёл! Фашист!
ФЕДОР. Ну не хотите – как хотите. Вечно меня втравливаете, а потом… сами разбирайтесь! (Снова утыкается в газету)
ИРИНА. (растерянно) Господи, надо ж что-то делать… надо в милицию идти!
Таня направляется к двери.
(насторожённо) Ты куда?
ТАНЯ. Всё туда же – передом отрабатывать! (Уходит, громко хлопнув дверью)
ИРИНА. (кричит ей вслед) Сука! Шалава!
Пауза.
ФЕДОР. Ну-ну…
ИРИНА. (поворачивается к мужу) А ты что молчишь? Что ты молчишь вечно?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Категория: Творчество